Наказание процентом: почему банки не готовы кредитовать бизнес

Украинские банки смотрят на кредитование бизнеса без энтузиазма. И объемы займов, привлеченные рынком, неумолимо сокращаются. Так, согласно данным Национального банка, за 2015 год портфель корпоративных кредитов ужался на 2,1% или на 16,6 млрд гривен, а за 4 месяца сократился еще на 8,1 млрд гривен.

При этом в портфелях уже выданных займов, превалируют кредиты в иностранной валюте (их – около 60%), а доля проблемной задолженности превышает 23%. Хотя, по информации, озвученной замглавы НБУ Екатериной Рожковой, реальная часть “плохих” долгов может оказаться вдвое выше. Об этом, кстати, косвенно свидетельствует объем резервов, сформированный банками под задолженность юрлиц – более 37% совокупного кредитного портфеля.

Банкиры же дают пессимистические прогнозы и заявляют, что в условиях падающей экономики бессмысленно ждать снижения ставок и возобновления кредитования.

Вечная мерзлота

Причины замораживания кредитования как физических лиц, так и бизнеса, очевидны. С одной стороны, значительно упала платежеспособность украинских компаний, и ухудшилось их финансовое состояние. Если верить данным Госслужбы статистики, за 2015 год крупные и средние предприятия получили свыше 230 млрд гривен убытков, а в первом квартале 2016 года – 156 млрд гривен убытков.

Плюс ко всему, бизнес попросту не может себе позволить пользоваться заемными средствами в условиях сокращения объемов выручки, потери не только внутренних, но и внешних рынков сбыта. Например, за 2015 год экспорт украинских товаров сократился почти на 30% или более чем на 15 млрд долларов. Еще одна причина, по которой компании не могут пользоваться займами – конфликты с фискальными и прочими контролирующими органами.

“Стоимость финансирования сегодня колеблется в пределах 22-24% годовых для залоговых кредитных продуктов, 24-26% для краткосрочных овердрафтов без обеспечения”, – приводит пример директор департамента развития продуктов для среднего и малого бизнеса банка Credit Agricole Максим Дмитриев.

Такая ставка не по силам даже относительно “живым” компаниям с рентабельностью на уровне 13-15% (например, в сфере АПК, энрегогенерации, ритейла), не говоря уже о бизнесе, который сидит глубоко “на дне”. К слову, по подсчетам Национального банка, в начале 2016 года отношение объема кредитов корпоративного сектора к операционной прибыли составляло 5%, что говорит о явной нехватке ресурсов для покрытия задолженности.

С другой стороны, банковская система борется со своими проблемами. Например, вот уже два года банки декларируют колоссальные потери: – 53 млрд гривен убытков в 2014 году и еще  – 66,6 млрд гривен в 2015 году. Кроме того, за период с 1 января 2014 года по 1 мая 2016 года с рынка ушло (а вернее, было выведено силами НБУ и Фонда гарантирования вкладов физических лиц) свыше 70 банковских структур.

К тому же, на банковском секторе “висит” огромное количество долгов. Сумма только внешней кредитной задолженности превышает 10 млрд долларов. А это почти 15% ВВП. Поэтому, логично, что в такой ситуации первоочередная для банков задача – спастись от банкротства.

 

Вход для избранных

Так или иначе, но финансирование бизнеса, пусть и в усеченном варианте, осталось. Речь идет в основном о пополнении оборотных средств на срок до одного года. Некоторые банки согласны предоставлять инвестиционные кредиты (на развитие) сроком до 3-5 лет.

“Также может идти речь о “быстрых” деньгах небольшим и средним фермерам для закрытия текущих финансовых потребностей (пополнение оборотного капитала, аваль векселей, банковские гарантии, лизинг), и об овердрафтах как для существующих, так и для новых клиентов”, – рассказывает член правления “ОТП Банка” Алла Биниашвили.

Причем овердрафт необходимо погашать в течение 1-3 месяцев, а его объем жестко привязан к оборотам компании по банковским счетам, и к ее общей платежеспособности. Иными словами, даже соглашаясь ссудить деньги, банки устанавливают достаточно высокую планку для заемщиков.

“Сегодня кредит могут получить компании, которые ведут прибыльную деятельность и не имеют негативной кредитной истории. Часто банки просят предоставить отчеты о деятельности за последние два года”, – объясняет начальник управления бизнес-клиентов UniCredit Bank Ольга Полонская. Немалую роль при этом играет наличие ликвидного залога, который как минимум в 1,5-2 раза перекрывает сумму выданного кредита.

“Именно поэтому большинство банков сегодня не готовы брать риски по компаниям-стартапам, и кредитуют исключительно развитие бизнеса. Риски при финансировании вновь созданных проектов на порядок выше, поскольку оценить реальность и жизнеспособность их бизнес-плана крайне сложно”, – комментирует Максим Дмитриев.

В качестве альтернативы, кстати, банки предлагают торговое и документарное финансирование, при котором финучреждение выступает гарантом проведения сделки. Например, по поручению клиента-покупателя обязуется оплатить отгруженный товар. Стоимость такой услуги – на уровне 5-6%, что значительно ниже кредитной ставки. Но применение подобных инструментов ограничено (по большей части, они используются экспортерами), и потребность в кредитных ресурсах они, увы, заменить не могут.

Запад учит

Банкиры считают, что возобновления кредитной активности ранее, чем в перспективе 1,5-2 лет, ожидать не стоит. И дело не только в негативном бизнес-климате.

Например, учетная ставка НБУ все еще остается на высоком уровне. Высокой, даже невзирая на то, что в апреле Нацбанк снизил ее с 22 до 19%, а в мае – еще на 1 п.п.- до 18%.

Европейский центробанк, к примеру, для стимулирования кредитного сектора и борьбы с низкой инфляцией еще июне в 2014 году ввел отрицательную ставку. Ее значение изначально составляло 0,1%, а в декабре 2015 года было доведено до значения “минус” 0,3%. Подобным путем пошел и Центральный Банк Японии, который в феврале 2016 года впервые решился на практику отрицательных ставок, стимулируя, таким образом, банки кредитовать национальную экономику.

Впрочем, высокая кредитная ставка является лишь одним из факторов активизации кредитования. “Его сдерживает высокая долговая нагрузка на экономику, низкий платежеспособный спрос на заемные ресурсы, высокий уровень проблемных кредитов и нерешенные вопросы с защитой прав кредиторов”, – поясняет Ольга Полонская.

Вдобавок в Украине, по сути, отсутствует государственная поддержка бизнеса, хотя в Европе она очень распространена. Например, в Германии работает свыше 500 федеральных и региональных программ, которые позволяют привлекать экономически активным субъектам льготное финансирование. В Польше в каждом воеводстве присутствуют представительства Агентства регионального развития, которое обеспечивает кредитными средствами начинающих предпринимателей, выдавая им до 100 тыс. евро на 5 лет и под 3-6% годовых.

В Украине одно время подобные программы реализовывались крупными международными кредиторами – Всемирным банком, Международной финансовой корпорацией, Немецко-украинским фондом. Однако в силу политической и экономической нестабильности многие из них были свернуты.

“Мы были первой организацией, которая начала системно кредитовать в Украине и делает это с 1994 года. Активная работа остановилась в 2008-2009 годах, когда было приостановлено кредитование в валюте. Мы со своей стороны готовы предоставлять валюту банкам, только никто ее пока не хочет брать”, – рассказывает старший советник Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) по внешним связям Антон Усов.

В других странах ЕБРР предлагает размещение облигаций, деноминированных в национальной валюте, что значительно облегчает доступ бизнеса к заемным ресурсам. Но в Украине этот инструмент не работает, поскольку для него нет рыночных условий.

Вместе с тем, ЕС и ЕБРР в конце мая договорились о выделении 28 млн евро на поддержку украинского малого и среднего бизнеса. Эти средства планируется направить на создание 15 центров бизнес-консультации, а малые предприятия получат дополнительно 12 млн евро на развитие.

“Изменение же учетной ставки никак не повлияет на кредитную политику банков, так как основная причина – недоступность фондирования. Пока у банков не будет “длинных денег”, они не могут предоставлять такие кредиты, которые необходимы бизнесу”, – резюмирует Антон Усов.

Павел Харламов

Размещено в Новости.