Оманский инвестор не помог Финэксбанку

Национальный банк не разрешил иностранцу купить Финэксбанк, поэтому у банка, который нуждается в докапитализации, не осталось выбора – его акционеры объявили о ликвидации. Управляемый процесс закрытия бизнеса позволит его владельцам выйти с рынка без потерь. Но проблема докапитализации с разной степенью остроты стоит еще перед 70 банками.

Инвестор не спас

Не все кредитные учреждения справляются с задачей по докапитализации. Финэксбанк, который по итогам I полугодия занимал 93-е место по активам среди 108 банков, решил самоликвидироваться. Соответствующее решение его акционеры приняли 22 сентября.

Причиной ликвидации Финэксбанка названо «сложное положение на рынке финансовых и банковских услуг и неопределенность относительно возможных направлений и источников дальнейшей капитализации ПАО “Финэксбанк”». Уставный капитал Финэксбанка сейчас составляет 122,5 млн грн, а по требованию Нацбанка уже к июлю 2017 года он должен быть увеличен минимум до 200 млн грн. У собственников банка не оказалось лишних 80 млн грн. Хотя и эта докапитализация не была бы последней – до лета 2024 года капитал всех банков должен достичь минимум 500 млн грн. Прокомментировать свое решение банк отказался.

Учреждение пыталось найти инвесторов. Сначала прошла консолидация миноритарных пакетов – в начале года совладельцем банка стала гражданка Латвии Анна Сидорова (50% акций). Чуть меньшая доля была у гражданина Украины Сергея Осьмухина (49,99967%). Уже в конце июля Антимонопольный комитет разрешил гражданину Омана Адил Саид Ахмед Аль Шанфари приобрести более 50% банка. В Финэксбанке заявляли, что этот инвестор входит в десятку самых богатых людей султаната Омана, является учредителем Shanfari Group, 34,25% акций болгарского InsestBank и ряда других европейских компаний.

Однако регулятор не разрешил вхождение в капитал Финэксбанка ближневосточного инвестора. «Национальный банк согласовал приобретение более 50% ПАО «Финэксбанк» новому акционеру Анне Сидоровой (Латвия) 18.12.2015, когда еще не было потребности в докапитализации банка, – сообщили FinClub в Нацбанке. – Гражданин Омана Адил Саид Ахмед Аль Шанфари действительно подавал в Национальный банк Украины документы на приобретение более 50% ПАО «Финэксбанк», но в июле 2016 года получил от НБУ отказ».

Строй уходящих

Финэксбанк планирует самостоятельно рассчитаться со своими кредиторами. Процедура самоликвидации позволит ему избежать менеджерской «поддержки» ФГВФЛ – руководство банка само распродаст активы и даже планирует вернуть деньги акционерам. «Активов ПАО «Финэксбанк» (237,9 млн грн) достаточно для расчета по обязательствам (113,1 млн грн). Сумма, которая может остаться после удовлетворения требований кредиторов и будет распределена среди акционеров, прогнозируемо составит 124,8 млн грн», – подсчитали в банке. На 1 июля депозитный портфель Финэксбанка составлял 27,4 млн грн (предприятий – 16,8 млн грн, граждан – 10,6 млн грн). «Разрешение на ликвидацию ПАО «Финэксбанк» может получить сразу после того, как НБУ убедится, что собственных средств у банка достаточно, чтобы рассчитаться с вкладчиками и кредиторами», – сообщили FinClub в НБУ.

Финэксбанк покидает рынок не один. Этот же путь выбрали Инвестиционно-трастовый банк и Финанс Банк. В то время как многие банки не знают, как увеличить капитал до 200 млн грн к лету 2017 года, шесть банков не смогли увеличить его даже до 120 млн грн. С 17 июня НБУ мог признать их проблемными, что угрожает им неплатежеспособностью. И. о. замглавы НБУ Катерина Рожкова говорила, что самоликвидацией интересовалось несколько банков.

Небольшая стратегия

Нацбанк обещал внедрить механизм упрощенной ликвидации банков, которые хотят сохранить бизнес, отказавшись от лицензии и превратившись, например, в финансовую компанию. Банки, которые бы захотели полностью уйти с рынка, должны были бы идти по традиционной процедуре ликвидации юридического лица. «Национальный банк предлагает рассмотреть возможность добровольного лишения банка лицензии, но с продолжением его деятельности в других финансовых секторах, в частности, как торговца ценными бумагами, финансовой компании, без ликвидации юридического лица», – пояснялзамдиректора департамента регистрационных вопросов и лицензирования НБУ Александр Бевз.

Но пока нет ни механизма упрощенной ликвидации, ни упрощенного объединения банков. «У акционеров, которые могут выполнить это требование, возникают два вопроса. Вопрос доверия – к Украине, к гривне. И второй вопрос – как они могут забрать свои деньги?», – говорит исполнительный директор Независимой ассоциации банков Елена Коробкова. Поэтому сейчас ассоциация продвигает идею создания отдельного сегмента банков, которым не потребуется дополнительная капитализация. Предполагается, что банки будут работать в узком сегменте рынка с ограниченной лицензией. Подобная перспектива может быть интересна примерно 70 учреждениям, уставные капиталы которых меньше планки 500 млн грн.

Нацбанк поддерживает эту идею, но ее невозможно реализовать без разрешения парламента. «Классическая банковская лицензия подразумевает предоставление трех видов услуг: привлечение депозитов, выдача кредитов и расчетно-кассовые операции. Банк, не оказывающий какую-либо услугу из этих трех, уже не является банком в классическом понимании. Речь может идти, к примеру, о запрете привлечения депозитов у физических лиц или об ограничении объема отдельных операций», – сообщили FinClub в пресс-службе НБУ.

Размещено в Новости.