Откат в промышленности: невысокий рост в 2016 г. сменился на снижение производства в I кв. 2017 г.

Из положительных новостей – 3% прирост в сегменте перерабатывающей промышленности

В последние дни правительство браво рапортует о ходе выполнения Программы деятельности Кабмина в 2016 г. и об итогах за первый год своей работы. Центральный госорган уже успел принять и план первоочередных мер на следующие 3 года. При этом правительство заявляет, что особую ставку делает на развитие отечественной промышленности. В апреле под председательствованием премьер-министра Владимира Гройсмана состоялось даже первое заседание Национального комитета по промышленному развитию, созданного еще осенью прошлого года.

Однако вопреки вербальным заверениям правительства о том, что Украина уже «вышла на экономический рост», а 2017-2020 гг. могут вообще ознаменоваться «экономическим прорывом», реальные количественные показатели пока что свидетельствуют об обратном.

Негативный промышленный тренд

По итогам первых трех месяцев 2017 г. зафиксировано замедление в развитии промышленности Украины. Как сообщил на днях Госстат, индекс промышленной продукции за январь-март составил 99,3% (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года).

Четыре года подряд отечественная промышленность падала в глубокую яму. Доходило до того, что темпы падения измерялись двузначными числами – в 2014-2015 гг. провал достигал 10-13%. Кстати, очень важно отметить, что впервые спад промышленного индекса на 4,6% был зафиксирован в относительно благополучных январе-марте 2013 г. (по сравнению с аналогичным периодом 2012 г.) – то есть, задолго до свержения «проффесионалов-младоолигархов» и войны с Россией.

Наконец-то в 2016 г., как уже сообщал Hubs, наметился тренд к оживлению в отрасли. На фоне низкой сравнительной базы промышленность продемонстрировала незначительное восстановление – годовой прирост тогда составил 2,8%. Однако итоги первого квартала 2017 г. поставили под сомнение оптимистические надежды насчет устойчивого роста экономики в целом, начиная с 2016 г., и промышленности в частности.

Если за январь-март прошлого года производство действительно подросло на 4,5%, то сейчас имеем противоположную тенденцию. За первый квартал промышленность просела на 0,7%. Причем темпы снижения нарастают. В марте индекс уменьшился на 2,7% (цифры в сравнении с аналогичными периодами предыдущего года). См. ниже также диаграммы «Тенденция по сокращению промышленного производства в 2016-2017 гг.» и «Индекс промышленной продукции в январе-марте».

1

При этом ухудшение показателей, по сравнению с прошлогодними, продемонстрировали как добывающая, так и перерабатывающая промышленность. В первой 4%-й рост за первый квартал в 2016 г. сменился на 7%-е падение в 2017-м. Впрочем, во второй – наблюдалось повышение. Но темпы роста упали в 2 раза: вместо прироста в 5,6% сейчас имеем только 3%. Уменьшились на 3% также поставки электроэнергии, газа и пара.

Серьезное сокращение производства в январе-марте нынешнего года произошло по таким видам деятельности, как изготовление компьютеров и электронной продукции, производство кокса и продуктов нефтепереработки, а также добыча каменного и бурого угля – соответственно на 21,4%, 19,1% и 13,3% (против I кв. 2016 г.).

По видам продукции наиболее глубокое падение производства зафиксировано по полупроводниковым приборам и другим элементам для электросхем, коньякам и водке, стиральным машинам и оборудованию для прокатных станов, известнякам и коксу, антибиотикам и серной кислоте, пряже и трикотаже, чугуну и прокату, углю, электроэнергии ТЭС и др. – на величину от 76% до 10% в натуральных показателях.

Всего объемы выпуска снизились за квартал по более чем 70 видам продукции из примерно 180, по которым опубликована официальная статистика.

Предпосылки для восстановления

В то же время, наряду с провалами и застоем во многих отраслях промышленности, некоторые сегменты демонстрируют положительную динамику развития в 2017 г.

В частности, за январь-март существенно выросло, по данным Госстата, производство электроэнергии ГЭС, бетоносмесителей, грузоподъемников, высоковольтной электроаппаратуры, трансформаторов, изделий из асфальта в рулонах, полимеров винилхлорида, плитки керамической и паркета щитового, курток и ветровок, мяса крупного рогатого скота и птицы, масла подсолнечного и др.

Прирост выпуска таких видов продукции достигает 30-80% в натуральном выражении (по сравнению с показателями за аналогичный период 2016 г.).

В производстве некоторых видов продукции зафиксирован вообще рекордный рост. Так, выпуск оборудования для очистки воды подскочил в 17,4 раза (до 34,4 тыс. шт. за квартал), грузовых вагонов – в 3,5 раза (до 1123 шт.), металлических резервуаров и баков объемом более 300 л – в 2,4 раза (до 3,6 тыс. т), радиаторов центрального отопления – в 2,2 раза (до 1042 т).

Почти все позиции, по которым производство в 2017 г. возросло, относятся к перерабатывающей промышленности. Однако провалы по другим позициям в этом сегменте нивелировали имеющийся рост. Поэтому в целом объемы «переработки» за квартал увеличились лишь на 3%.

Устойчивость тренда

Следует отметить, что по некоторым видам деятельности в промышленности сокращение производства приобретает уже устойчивый характер. В частности, после снижения объемов добычи металлических руд на 2,1% по итогам 2016 г. (против 2015 г.) продолжилось падение и в январе-марте нынешнего года – оно достигло 9,4%. Аналогичный тренд налицо и в добыче нефти и природного газа – сокращение составило 2,6% и 1% соответственно.

Похожая картина наблюдается также по ряду конкретных видов промышленной продукции. К примеру, в добывающей промышленности – по добыче железной руды и железорудных концентратов, сырой нефти. А в перерабатывающей – по выпуску стали (без полуфабрикатов), полуфабрикатов катаных и кованых, антибиотиков, электродвигателей и генераторов постоянного тока, панелей коммутационных для напряжения более 1000 В, станков для обработки древесины и пластмассы, ЭККА, электроэнергии ветровой и солнечной, а также хлеба и хлебобулочных изделий, мяса свиней замороженного, спредов, соков фруктовых и овощных, коньяка, водки, пива и другой продукции. Подробнее см. ниже табл. «Снижение объемов производства некоторых видов промышленной продукции в 2016-2017 гг.».

2

Подтверждаются сведения официальной статистики о сокращении объемов производства в I кв. 2017 г. и данными непосредственно производителей.

В частности, по сообщениям объединения «Металлургпром», производство чугуна предприятиями горно-металлургического комплекса за первые 3 месяца нынешнего года упало на 14%, а стали и проката – на 8% (по сравнению с аналогичным периодом 2016 г.). За квартал выпущено лишь 5,1 млн т, 5,6 млн т и 4,9 млн т соответствующих видов метпродукции. При этом среднесуточное производство этой продукции с каждым месяцем на протяжении 2017 г. постоянно уменьшается. По итогам января-марта этот показатель, как утверждают в отраслевом объединении, оказался самым низким по сравнению со среднегодовыми за последние 10 лет.

Прогнозы металлургов тоже неутешительны. Как уже сообщал Hubs, в ходе международной конференции «Экспорт стали и сырья из СНГ», состоявшейся 24 апреля 2017 г. в Киеве, прозвучали заявления о том, что выпуск стали в Украине по итогам 2017 г. может обвалиться до 17-19 млн т по сравнению с 21 млн т в 2016 г.

Призрачные надежды

В проекте «Среднесрочного плана приоритетных действий Правительства до 2020 года» одним из пяти ключевых показателей достижения целей по экономическому росту (текст документа, принятого Кабмином 3 апреля 2017 г., до сих пор не опубликован) указано 35 место Украины в Мировом рейтинге конкурентоспособности промышленности. Однако в последней версии этого рейтинга Украины вообще нет среди 40 номинантов. Сейчас в «Мировом индексе промышленной конкурентоспособности», составляемом известной компанией «Делойт», позиции с 34-й по 36-ю занимают вполне достойные конкуренты Украины – Саудовская Аравия, Португалия и Колумбия. И вряд ли они готовы уступить свое место нашей стране.

Потенциально наиболее высоко в рейтинге к 2020 г., по прогнозам его авторов, смогут подпрыгнуть три страны – Индия, Вьетнам и Бразилия. Но даже им удастся за 3 года подняться вверх лишь на 6 ступенек относительно позиций, занимаемых сейчас (11, 18 и 29 место соответственно). Появление же Украины в почетном промышленном рейтинге не прогнозируется его составителями и в 2020 г. Похоже, что предположения последних таки сбудутся. Особенно если учесть тот застой в развитии, который демонстрирует украинская промышленность в первые месяцы 2017 г.

Кстати, нет Украины и в рейтингах, демонстрирующих потенциал национальных экономик и производственных отраслей. В частности, в рейтинге производительности экономик от Организации экономического сотрудничества и развития Украина не значится.

В то же время потенциал экономики и отечественной промышленности можно оценить по данным Всемирного банка. Согласно сведениям последнего, производительность труда в Украине в 2016 г. составляла $15,8 тыс. ВВП на одного занятого в постоянных ценах 2011 г. Это почти в 4 раза меньше показателей Польши и Словакии, и в 5,5 раза хуже среднего уровня по Евросоюзу. Годом ранее Украина демонстрировала почти такую же производительность – $15,6 тыс. – и прогресс нашей страны в представлении Всемирного банка пока не просматривается.

В другом рейтинге – инновационности экономик – от компании «Блумберг», Украина в 2017 г. заняла 42-ю позицию, пребывая в окружении Хорватии и Сербии. Годом ранее наша страна в Bloomberg Innovation Index была на 41 месте. То есть динамика здесь у Украины вообще отрицательная.

Кстати, один из частных показателей инновационного рейтинга «Блумберга» – уровень производства. Так вот по нему у Украины среди 50 стран 47 место, а год назад было 46-е.

Александр Цыганок

Размещено в Новости.